Интервью с Екатериной Бокучава
Ресторатор, кулинар и директор бутика по-секрету поделилась с нами, где в Нью-Йорке искать самое лучшее грузинское вино

С грузинской кухней я знакома не понаслышке. Собственно, мамалыга была первым, что я попробовала, как только у меня прорезались молочные зубы. В мои девять месяцев мы с родителями отправились в Сухуми. Мама взяла с собой дефицитное детское питание, которое бабушка, увидев, моментально отправила в мусор. И заменила на сациви, сулугуни и мамалыгу.

С тех пор с мамалыгой я неразлучна. Правда, мамалыга — молдавское слово. У итальянцев это называется полентой, а у грузин — гоми. Такая еда бедняков. Белая считается получше, желтая — совсем уж ерунда. Вот я люблю именно желтую. 

?

екатерина бокучава

Ресторатор, кулинар, директор бутика Stephen Webster и пионер жанра светской хроники в Петербурге.

ТЕКСТ: АЛЛА ШАРАНДИНА

Фотографии:

А к другим грузинским блюдам вы тоже неравнодушны?

Без фанатизма. А на ужин вообще их избегаю. С возрастом, честно вам скажу, надо бы поаккуратнее обращаться со своим организмом и ореховые пасты на вечер не откладывать. Иначе будет тот случай, когда пряности — не радости (смеется). Грузинская кухня — не для слабых желудков, всегда это говорила.

ЧАСТО ЛИ ВЫ БЫВАЕТЕ В ГРУЗИИ?

Последний раз — в 1996-м году. Все-таки моя Грузия — это Сухуми. А там сейчас люди с фамилией Бокучава даже при российском паспорте в широких штанинах не очень-то welcome. Недавно Иракли Пирцхалава назвал меня «растаможенной грузинкой» и поклялся все-таки доставить этот живой груз на историческую родину. Еще он предрек, что я захочу там остаться, потому что, мол, во мне грузинского — больше чем в грузинках. 

/


«во мне грузинского больше чем в грузинках».

Почему?

Я традиционно воспитанный человек. Мама у меня русская, петербурженка в четвертом поколении, но ощущаю я себя в самом деле грузинкой. Семейственность, мощнейший свод правил в отношении к старшим, верность своему слову — это все несу в себе. Очень по-грузински дружу: не забываю тех, кто ушел от меня, и преданна тем, кто рядом. Ну и большие компании люблю, что уж там. 

Сами готовите на эти большие компании?

Готовлю. Но ничего грузинского. Так повелось: дома непоколебимый кулинарный авторитет у моей мамы. С ним конкурировать бессмысленно. Ее блюда признала даже свекровь, моя бабушка. Дочка и сын тоже поклонники ее таланта. В общем, я сочиняю только завтраки: каши да бутерброды. Все остальное поле для творчества — в собственном ресторане.

ЗНАЕТЕ, ПОСЛЕ ДЕСЯТКА ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ ПРОЕКТА «СНЫ О ГРУЗИИ» НАМ УЖЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО КАЖДЫЙ ВЫХОДЕЦ ИЗ ЭТОЙ ПРЕКРАСНОЙ СТРАНЫ ИМЕЕТ ЗА ПЛЕЧАМИ МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. МОЖНО УТОЧНИТЬ: СРЕДИ ВАШИХ ОНО ТОЖЕ ИМЕЕТСЯ?

Нет. Никакого желания поступать в медицинский я не испытывла. Буду честна — доктор из меня получился бы чисто «интутивный». Путь к серьезным практическим знаниям мне всегда перекрывала лень. 

/


ХОРОШИЙ,
В ОБЩЕМ,
У НАС ДОМ.

?

А РОДИТЕЛИ НЕ ДАВИЛИ?

Ох, такого не было даже в вопросах замужества — что, мол, только за грузина. Мне это пожелание просто озвучили разок... (смеется) Но не получилось. А вот сейчас я думаю, что в проекте было бы и не плохо! И с учебой предоставили тотальную свободу выбора. Папа заведовал в ЛГУ кафедрой физкультурного воспитания. То есть в Университет мне дорога была , в общем-то, открыта. Ниже этажом в нашем доме жил Кирилл Юрьевич Лавров. Который договорился о том, чтобы меня по блату приняли в театральный, куда я одно время прямо рвалась. А в другой квартире обитала Татьяна Юрьева, преподаватель Академии художеств. Она тоже дала мне зеленый свет. 

Но однажды утром я встала, посмотрела в окно через Неву — аккурат на Институт культуры. И решила двигать туда, куда хватит моих собственных мозгов. Хватило только на библиотечное дело. Потом я еще (в довольно сознательном возрасте) закончила журфак СПбГУ. 

ПОЛУЧАЕТСЯ, КЛАН БОКУЧАВА НЕ ВОЗРАЖАЛ ДАЖЕ ПРОТИВ АКТЕРСКОЙ ДОЛИ ДЛЯ ДОЧЕРИ?

Клан только комментировал мои решения, но никак в них не влезал. Первую татуировку в 16 лет я первым делом показала папе. Он сказал: «Друзья в наколках ходили — но мне самому и в голову не приходило. А уж что дочь сделает — подумать точно не мог».   

А ЧТО НА НЕЙ БЫЛО ИЗОБРАЖЕНО?  

Паук на ноге. Причем его уже через пару месяцев пришлось забить чем-то другим. В те дикие 1990-е меня на улицах часто останавливали сомнительного вида мужики, за жизнь побеседовать пытались. Оказывается, в тюремном мире татуировка с пауком означает наркомана. И если он ползет вверх, то подразумевается, что носитель не «завязал». 

ТАТУИРОВКИ У ВАС ПРОСТО ДЛЯ КРАСОТЫ ИЛИ ОНИ ЧТО-ТО ОЗНАЧАЮТ?

Это как зарубки на дереве: символы, воспоминания о прекрасном путешествии или приключении. Какая может быть эстетика в чернилах на теле? Это ужасно. Все время задумываюсь о том, как тату будет выглядеть в старости, когда от раскинувшего крылья орла на попе останутся только хвост и голова. Мои татуировки связаны с увлечениями. Несколько лет назад я даже украсила себя логотипом Stephen Webster, в бутике которого работала директором — такая была любовь большая. Притом, что с ювелирным делом я оказалась связана совершенно случайно: жена Стивена Ася — моя одноклассница и предложила поучастовать в жизни бренда чисто по-свойски. 

А ВЕЩИ ГРУЗИНСКИХ ЮВЕЛИРОВ В ВАШЕМ МУЛЬТИБРЕНДЕ LABORATORY ЕСТЬ?

Пока нет. Хотя у грузин, армян, азербайджанцев это ремесло сильно развито. Действительно, спасибо за идею, надо бы подумать. Вот ради чего, кстати, можно совершить, наконец, тур в Тбилиси. Пора закрыть эту брешь. Во всех смыслах.

Куда вы ездите чаще всего? 

Всем своим здоровьем я обязана сухумскому детству. Жила там по девять месяцев в году до школы, и по три — во время. Чудное море, эвкалиптовый воздух, сыр. Когда началась война, я дико страдала, не знала, куда себя деть на лето. Пятнадцать лет назад волей случая оказалась в Антибе. Вышла на вокзале, вдохнула и поняла, что вернулась в Сухуми. И с тех пор не изменяю своей «маленькой малой» родине. Там абсолютно та же архитектура той же эпохи, та же природа, те же променады, одно отличие — вместо гальки на пляжах песок. А вот в Петербурге ничто не напоминает ни Антиб, ни Сухуми. Ну хоть убейся. Даже вполоборота. (смеется) Вообще, я не хочу разрушать идеальную картинку у себя в памяти. В ТОТ Сухуми я вернуться все равно не смогу. Был уже опыт с Нью-Йорком. Пять лет прожила в нем, любила страстно. Уехала. Скучала пятнадцать лет. А потом...

Это как сходить на свидание с бывшим. Ты всю жизнь его вспоминала, как лучшего мужчину в своей жизни. И вот ты с ним сталкиваешься и видишь, что... эх.

Зато в Нью-Йорке я нашла грузинское вино своей мечты. В ресторане Oda House в Ист-Виллидж нам подавали купажи ркацители-шардонне и мерло-саперави Это было о-о-очень вкусно. Пришлось даже сфотографировать этикетки. По поводу чисто грузинских вин есть опасения чисто логического характера: в стране, где виноделие на десятки лет было полностью убито, наверное, не удастся так быстро добиться хороших результатов. Французы после пожаров и тли столетиями возвращали вкус своим знаменитым сортам.

АНТИБ, СУХУМИ — ЭТО ГЛАВНЫЕ ВАШИ РОМАНЫ?

Есть еще Лондон. С ним связь не прерывается с 2000. Я его изучаю, бережно к нему отношусь, доверием не злоупотребляю. Короче говоря, сохранила свежесть чувств! Прилетаю — и как будто еще одна пара легких раскрывается. Он магический, имперский и чистый. Но в нем нет совершенно ничего грузинского. Даже в национальных ресторанах ачму там готовят с моцареллой. Перебои с поставками: слишком строгий фудконтроль. Как-то я передала друзьям с приятелем травки-муравки — абхазскую соль, хмели-сунели. На таможне все отобрали, не вникая. Не положено! 

Ваш отец родом именно из Сухуми?

Папа наполовину сван, наполовину мегрел. Сваны — это горцы, не перемешавшиеся с турками. Светловолосые, голубоглазые. Мне от него достались глаза, да и моя нынешняя черная шевелюра — признаться, искусственный окрас. Родные отца жили в высокогорном селении со смешным названием Лахири. Видели, наверное, на открытках с грузинскими пейзажами башни на далеких вершинах? Вот там и скрывались семьи во время набегов турецких ребят.

на первый этаж загоняли скот, на втором хранили зерно, на третьем жили, с четвертого отстреливались. 

Мои предки жили фамилией Иоселиани. Это бабушкин род. Мне рассказывали, что как-то турки рыскали в поисках одной древней чудотворной иконы. И родственники, не растерявшись, спрятали ее под простынь, на которой лежала женщина на сносях. Икону не нашли, а за хитрость Иоселиани присвоили княжеский титул.

Хитрость — национальная грузинская доблесть?

Не исключено. Зато вам точно скажу, что 90% грузин отлично поют. Я, к сожалению, из оставшихся десяти процентов. Но обожаю слушать. Бывают такие ситуации: сидят обыкновенные усатые дядьки, идет застолье, льется вино, и вдруг разговор плавно перетекает в певческое многоголосье. Так красиво!

Теги