Мариванна о цикадах

Тссс! Тише… 

Цыц!

Цы-цы-цы-цы-цы-цы-цы… 

Скажите, а вы когда-нибудь видели цикаду?

Я — нет.

На кого она похожа? На кузнечика? 

Где же эти кузнечики прячутся все лето? Почему не сидят в траве, совсем как огуречики, и не скачут весело по зеленым площадям кабачковых листьев, когда благодатное солнце прогревает своим могучим дыханием каждую травинку, каждую веточку, каждую клеточку, каждую тлю, каждую малую божью букашку? Что они делают, пока весь мир зеленеет, радуется и растет? Почему они появляются лишь тогда, когда старое лето неумолимо скатывается к концу, сохнет трава, зацветает пруд, багровеет луна и на небо выкатывают непривычные, незнакомые нам, северянам, большие молчаливые звезды — звезды теснятся, ежатся и глядят…

И тогда, словно вторя томлению, ожиданию последних августовских ночей, вступает неумолчный невидимый хор – цы-цы-цы-цы-цы-цы-цы…

Уезжаем, уезжаем.

Полосатые тыквы, фигуристые патиссоны и ленивые белые кабачки срезаны, рассортированы, надежно увернуты в газеты и разложены по корзинам. Помидоры сняты — остро, забористо и душисто воняет брошенная на полу в парнике их ботва, уже тронутая загадочной и опасной «черной ножкой». Последние огурцы на плетях гнутся закорючками и горчат — их тоже снимем, пусть будут, не оставлять же. Их ровные, бравые собратья, как солдатики по вагонам, давно уже тесно рассажены по банкам, залиты рассолом, закручены крышками. Ящики ждут на веранде: там и разноцветные соленья, и ясные маринады, и овощная икра, и грибы во всех видах, какие бог послал, и целая батарея варений. Смородина красная и черная, вишня, горьковатая земляника, чеховский крыжовник, «детская» клубника, драгоценная малина… Есть и маленькие извращения — желе из белой смородины, лисички в сливочном масле, маринованный физалис.

Что еще? Две корзины белого налива. Корзина с луком. Коробки с картошкой, морковью и свеклой. Ящик со всякой прочей всячиной: тут и баклажаны, и сельдерей, и кривоватые кочешки цветной капусты — все подлежит учету, упаковке и увозу, как всякие перемещаемые ценности. Все будет плотно, до крыши, упихнуто в машину — да как же быть-то, ни черника, ни лечо не влезают! — и поедет, отправится в путь-дорогу, в город, в сентябрь, в осень.

Последние августовские дни — сплошная мука и ожидание. И солнце еще по-летнему припекает, и пляшут на зелени солнечные пятна, зыбкие тени света, и небо голубеет пронзительно, и по утрам душисто и свежо. И сад еще полон — яблони и сливы в плодах, капуста в грядках, на кабачковых кучах и огуречных плетях полно еще новых желтых цветов-корон. И повсюду в доме летние вещи — панамы и бадминтоны, шезлонги и купальные костюмы, брызгалки от комаров и козырьки от солнца. Они еще не убраны, но мысленно они уже отринуты, отчуждены, с ними уже попрощались до будущего лета. Качается от ветерка, отбрасывая рыболовную тень, любимый летний гамак — но уже не лежится в нем, не читается, он как задержавшийся гость, с которым уже расцеловались, но все не разойтись… 

И вроде душа просит — продлись лето, еще немного, не заканчивайся, подожди, есть еще несколько бесценных дней! И тут же торопит — сколько можно ждать? Нечего растягивать, пора собирать, пора убирать, закрываем сезон, осень, привет!

Уезжаем, уезжаем!

Срезать астры, гладиолусы, циннии и георгины, — детям, внукам на школьные букеты. Запереть на чердаке плетеные стулья. Убрать лето подальше от зимних воришек — и не забыть записать, что куда убрано! Спустить в подвал обернутый в старые простыни велосипед, бережно завернуть в промасленную ветошь цепь и педали...

Но сперва прокатиться на нем последний раз за лето по дорожке вдоль залива. Мелькают на асфальте золотые пятна, тени от листвы. Летит в небе самолет, оставляя белую дорожку. И спицы, крутясь, вспарывая воздух, трещат свою прощальную песню: ц-ц-ц-ц-ц-ц-ц-ц-ц…

Как цикады. 

контакты ресторана «мари vанна»

Адрес:

Санкт-Петербург, ул. Ленина, 18

Телефон:

+7 (812) 640-16-16